Две недели сердце рвалось в кровь.

Без видимых причин и насущных нужд

Я молюсь просто, примитивно

и с упрощёнными понятиями слога и построения речи.

Не важно, казалось мне… А ведь меня оберегали!

 Мир! Я его знаю, предчувствую и предсказываю. С позиции опыта возраста, из бесконечных вещих снов, с преданной верой в интуицию (а ведь она – зараза – не разу не подвела).

И вот – твой прозрачный, ненавистный тебе мир – становится реальностью. Наступает смерть… Не в первый раз, не в десятый… В каменном мешке горит уничтожающий огонь. И нет выхода, и нет укрытия.

И что тебя испепеляет? То, что ты смотришь правде в глаза? То, что правда бывает грязной и не однозначной? Нет! Правду ты видел, предполагал…

Разрушает взгляд в себя. Не истребимся наивность и преданность «Розовым» идеалам. Идеализация людей не делает их хуже, делает ранимее тебя. Странно, как мир рушится в миг. По глупым и внешне банальным причинам. Но рушится, как неотвратимое цунами. Рвет, топит и душит! Ты выплывешь! Обязательно выплывешь! Но другая. Страшно, что такая же наивная, с верою в главное. Но совсем другая. От чего отказаться: от доброты, от преданности, от искренности?

Моя сила в том, что я вижу, понимаю, но прощаю. Прощаю до капли и не горюю. Меняйся мир, пристраивайся и выживай. А я устою. Останусь верной себе и (смейтесь ) богу. Падаю, разбиваюсь в кровь, встаю и, не иду, а бегу навстречу счастью, правде и истине. Потому, что – я. Потому ,что наполнена Светом всегда, и даже во тьме!